Новости

Дело Трабера-4. Битва за Выборг

Дело Трабера-4. Битва за Выборг

части статьи: первая, вторая, третья, четвертая, пятая

Не менее активно, чем в Петербурге великолепная четвёрка действовала в Выборге. К его завоеванию команда Трабера приступила ещё в начале 90-х, создав альянс с сообществом наиболее авторитетных местных бизнесменов, организованно группировавшихся вокруг охранного предприятия «Орион». В январе 1994 года получило свидетельство о регистрации ЗАО «Выборгская энергетическая компания» («ВЭНКО»), быстро поставившая под контроль заправки в городе и на трассе.

Раз пошли на дело, я и Рубинович


Наряду с траберовско-шариковским «Петером» в число реальных хозяев предприятия вошли выборжанин Александр Петров, а также перебравшиеся в Ленобласть из Гудермеса представители влиятельного клана чеченских евреев, братья Сергей и Спартак Рубиновичи. А вот давшему всем троим «путёвку в жизнь» авторитету Владимиру Щуровскому, которого иногда называли теневым мэром Выборга, не повезло. Несколько дней спустя после подачи заявления на регистрацию «ВЭНКО» его застрелили, что автоматически сняло вопрос о доле убитого в новом бизнесе ["Руспрес": в действительности причины интереса Трабера к Выборгскому району не ограничивались заправками — в частности, Александр Петров, как сообщали петербургские СМИ, курировал от "Антиквара" один из крупнейших каналов контрабанды и нелегальных поставок автомобилей].

Успешно сочетая коммерцию с политикой, Сергей Рубинович стал председателем муниципального совета Выборга, а его младший брат и Александр Петров – депутатами. Апогея влияния объединенные питерско-выборгские деятели достигли в 1999 году, когда водочный олигарх Александр Сабадаш попытался без их ведома овладеть Выборгским ЦБК. Хотя кроме своих охранников алкогольный магнат призвал на помощь спецназовцев «Тайфуна», рабочая дружина комбината и бывшие бойцы «Ориона» не только успешно отбили штурм, но и сломали знатному водочнику два ребра. На защиту ЦБК удалось мобилизовать даже лидера КПРФ Геннадия Зюганова, который лично звонил президенту Ельцину и требовал прекратить репрессии против революционного пролетариата. В свою очередь, соратник покойного Маневича по приватизации порта Григорий Томчин в те горячие дни так рьяно обличал группировку «Трабера-Рубиновича», что казалось, окровавленный труп председателя КУГИ снова встал перед его глазами.

Однако уже несколько месяцев спустя между партнёрами пробежала чёрная кошка. Камнем преткновения помимо финансовых вопросов стали выборы главы Выборгского района. Большинство питерцев, Петров и его не менее авторитетный выборгский коллега Юрий Паймулин поддержали Георгия Порядина (директора Выборгского судостроительного завода, куда всё активнее проникали друзья Ильича). Помирившиеся с Сабадашем и получившие отступные за уход с ЦБК Рубиновичи с этим не соглашались. Последний раз старые партнёры попытались договориться в апреле 2000 года на встрече в Праге. Согласно выборгской прессе, туда якобы съехались Трабер, Уланов, Корытов, Паймулин и Рубинович, но договориться не удалось, после чего последовал открытый разрыв. Когда Порядин победил на выборах, его сторонники и противники начали делить «ВЭНКО».

Страсти быстро накалились, впоследствии «Совершенно секретно – Версия» напечатала запись чрезвычайно примечательного телефонного разговора. «Кинул по ЦБК, хотя вместе подставлялись! – обличал Рубиновича-старшего влиятельный сотрудник городской администрации. – Кинул по «ВЭНКО» – это главное, хотя это вообще не их. Это делал всё Илья Трабер достаточно уважаемый человек, вы знаете…Он и порт, это он их всех поднял и всех поставил…»

«Чехи на моей стороне. – Ответил неизвестный, но очень решительный собеседник. – И они готовы, только одно слово сказать, и они готовы разорвать».

До высадки чеченского десанта в Выборге не дошло, но крови пролилось немало. Среди высокопоставленных убитых – исполнительный директор «ВЭНКО», один из учредителей компании, его невеста и водитель. Обе враждующие группировки обвиняли в их смерти друг друга ["Руспрес": тем не менее, обвинен в убийстве компаньона был только Сергей Рубинович, так как именно в его отношении имелись достаточные доказательства для взятия под стражу]. Петрову и Паймулину пришлось некоторое время провести в следственном изоляторе в качестве фигурантов дела о похищении людей, но в итоге их сторона победила.

Рубиновичам не помогло даже то, что их поддержал поссорившийся с «Антикваром» Борис Шариков и влиятельные люди в Москве. Заправки, которые вооружённые конфликтующие несколько раз брали штурмом, достались ЗАО «Выборгская топливная компания», в состав его акционеров вошли семьи Корытова и Уланова. После ещё нескольких трупов чечено-еврейские братья были вынуждены покинуть Выборг, Георгий Порядин к радости товарищей по борьбе уступил место главы района ветерану «Ориона» Константину Патраеву, а экс-прокурора Шарикова Сабадаш в утешение сделал директором ликёро-водочного завода «Ливиз» во Всеволожске.

Многострадальные активы ЗАО «ВТК» в прошлом году, по официальной версии, были проданы группе «Осло Марин» ["Руспрес": официальные владельцы данной структуры супруги Архангельские якобы не сумели собрать достаточно средств, чтобы рассчитаться с банками за подобное приобретение].

"Антиквар" на причалах БСМЗ

После того как большинство криминальных королей Санкт-Петербурга оказались в камерах и могилах, тень Ильи Ильича Трабера отнюдь не исчезла с невских берегов. В городе осталось достаточно крупное хозяйство, требующее заботы и контроля. Речь идёт о «Балтийском судомеханическом заводе», помимо судоремонта и механики ценном своими причальными стойками. Глава БСМЗ Игорь Малькин провёл предприятие через бури «бандитского Петербурга», чудом остался жив после покушения в 1998 году. Тогда взорванная изрядным зарядом пластида машина директора превратилась в груду металлолома, сам он обгорел почти на четверть.

Однако, похоже, даже этот стойкий человек устал от забот, и в январе 2007 года передал пакет акций. После завершения сделки ценные бумаги получили удачно завладевший буксирами «Портовый флот» вместе с президентом Ассоциации антикваров Санкт-Петербурга Игорем Сергеевичем Полтораком, трудившимся в траберовском «Малом предприятии «Петербург». В дальнейшем Полторака заменили фирмы, принадлежавшие людям с узнаваемыми фамилиями: Петрову, Паймулину и Уланову. Сверх того, членом Совета директоров БСМЗ стала Марина Ивановна Мойсюк, в эпоху Ильича работавшая в «Совэксе» и «Выборгской Топливной компании».

Оценивая эти факты, нетрудно догадаться, кто является реальным хозяином БСМЗ. Изучая детали прошлогодней формальной переуступки причалов завода уже упоминавшемуся «Осло Марину», корреспонденты «Делового Петербурга» с удивлением указывали, что «сделка не была прозрачной: по сути, речь о продаже не шла, и «Осло Марин» получил 11 гектаров на Турухтанном острове лишь в управление».

продолжение материала

Источник: “http://www.rospres.com/hearsay/5230/”